isk-rlog.gif (1996 bytes) Российская Академия Наук
Институт США и Канады

Март 2006 г.

Россия и актуальные вопросы международной энергетической безопасности

 
Абстракт. Рассмотрены наиболее серьезные угрозы глобального характера, тесно связанные с нерешенными проблемами энергетической безопасности. В первую очередь к ним относятся рост международного терроризма, глобальные изменения климата, а также прогрессирующее истощение традиционной разведанной ресурсной базы. 

Содержание

1. Современные проблемы и угрозы энергетической безопасности
2. Опасные тенденции в энергетической политике США
3. Новые возможности для российской энергетической политики
4. Энергетическая безопасность и устойчивость социально-экономических систем
1. Современные проблемы и угрозы энергетической безопасности
 
В настоящее время перед большинством стран мира встают серьезные угрозы глобального характера, тесно связанные с нерешенными проблемами энергетической безопасности. В первую очередь к ним относятся рост международного терроризма, глобальные изменения климата, а также прогрессирующее истощение традиционной разведанной ресурсной базы.

Исторически сложившийся нерациональный энергетический баланс с преобладанием твердых и жидких видов минерального топлива, а также избыточный уровень энергопотребления в развитых странах, к которому быстро подтягиваются развивающиеся государства, вызывают стремительный рост энергетического импорта и мощные обратные потоки нефтедолларов, прямо и косвенно субсидирующих такие негативные явления, как религиозный экстремизм, диктаторские режимы, государственная коррупция, экономическая преступность и терроризм, региональные конфликты, производство и транспортировка наркотиков. В свою очередь около 300 ежегодных диверсий на трубопроводах, нефтеперегонных заводах и прочих инфраструктурных объектах нефтегазовых отраслей в различных странах мира, организованных международными террористами в период после завершения активной фазы военной операции США в Ираке 2003 г. , сократили средний объем поступления сырой нефти на мировые рынки не менее чем на 1 млн. баррелей в сутки и дополнительно повысили ее цену примерно на 20 долл. в расчете за 1 баррель.

Одновременно с этим уже сейчас закладываются основы будущей конкурентной борьбы и соперничества лидеров развитой (США, Западная Европа, Япония) и развивающейся (Китай, Индия, Бразилия) страновых группировок за свободный доступ к постепенно истощающейся традиционной сырьевой базе. Ситуация усугубляется тем, что развивающиеся страны в основном стремятся повторить уже пройденный индустриальными сообществами и сопряженный с избыточными энергетическими затратами путь экономического развития, во многом повторяя их прошлые ошибочные решения и почти не пытаясь ради сохранения ускоренных темпов своего экономического роста осваивать его более совершенные и экономные, но дорогостоящие энерго- и ресурсосберегающие модели.

Указанные процессы происходят в условиях катастрофического увеличения энергетического загрязнения окружающей среды продуктами сгорания минеральных видов топлива, которое создает прямую угрозу жизни и здоровью населения, разрушает озоновый слой защиты от ультрафиолетовых лучей, а также стимулирует парниковый эффект, повышающий среднюю температуру атмосферы. Эти воздействия ведут к необратимым климатическим изменениям, катастрофическим ураганам, разрушительным наводнениям, затоплению прибрежных участков суши, многолетним засухам, массовому голоду, регулярным региональным и глобальным эпидемиям, связанным со способными к быстрым мутациям возбудителями опасных инфекций. Тем не менее, даже после серии разрушительных ураганов осени 2005 г. США не спешат с введением действенных мер по снижению объема своих загрязняющих выбросов в атмосферу, достигающих 5,8 млрд. т в год, что составляет 24% от всего мирового уровня их суммарной эмиссии. 

Возможные реалистические решения перечисленных комплексных проблем лежат в основном на пути постепенной замены уже ставшей тупиковой парадигмы непрерывного традиционного экономического роста и навязываемой США унифицированной глобализации международных рынков, более устойчивым и безопасным развитием равновесных, разнообразных и многоукладных экономических систем сервисного типа. 

При этом в рамках различных национальных моделей должны осуществляться общие для всех государств мероприятия: активное энерго- и материалосбережение; расширение и диверсификация используемой ресурсной базы энергетического сырья; последовательный переход к низкоинтенсивным и рассредоточенным возобновляемым энергетическим источникам и таким универсальным безотходным энергоносителям, как жидкий метан и водород; жесткий экологический контроль; ускоренное обновление устаревшего промышленного и коммунального оборудования; согласованное управление массовыми трансграничными миграционными потоками населения, нацеленное на оптимизацию региональных энергетических затрат; принятие единых международных норм и стандартов энергетической безопасности; организация непрерывного и согласованного мониторинга энергетических угроз, как на национальных, так и на международном уровнях. 

2. Опасные тенденции в энергетической политике США

В ходе современного этапа продолжающегося освоения эксплуатируемой американскими корпорациями зарубежной минерально-сырьевой базы происходит последовательное и непрерывное расширение набора иностранных источников внешнего энергетического снабжения экономики США. Такая тактика связана с необходимостью компенсировать истощение внутренних месторождений нефти и газа, а также обеспечить дополнительные источники традиционного энергетического сырья на длительный переходный период создания будущей более совершенной энергетической инфраструктуры. Этот процесс приводит к тому, что зоны американских международных энергетических и политических интересов постоянно увеличиваются за пределами национальных границ, захватывая все новые географические районы мира.

Современная рабочая классификация международных районов особых энергетических интересов США, используемая американским Министерством энергетики включает две основные категории зон оперативного и стратегического контроля над их состоянием. По каждой такой зоне аналитические службы министерства постоянно собирают и обновляют всю необходимую военно-политическую и экономическую информацию. При этом они действуют в тесной координации с другими ключевыми федеральными ведомствами - Государственным департаментом, ЦРУ, Агентством национальной безопасности, а также специализированными военными и экономическими разведывательными структурами.

К первой категории, определяемой как мировые области энергетического наблюдения (World Energy Areas to Watch), относятся обширные зарубежные районы размещения наиболее продуктивных месторождений топливных углеводородов, предприятий добывающей и перерабатывающей инфраструктуры, крупных хранилищ и складов, трубопроводов, а также транспортных терминалов, обеспечивающих отгрузку различных видов первичного и промежуточного энергетического сырья для последующей транспортировки на американскую территорию. Как правило, такие районы находятся на стыках или в зонах пересечения экономических, политических и военно-стратегических интересов многих государств. Для каждого из них в соответствующих федеральных ведомствах США готовятся и постоянно корректируются комплексные стратегические планы, включающие сложные наборы разнообразных возможных санкций, проведение политических действий по поддержке местных проамерикански настроенных общественных лидеров, а также оказание экономической и военной помощи, достаточной для продолжения стабильного энергетического экспорта.

Ко второй категории так называемых участков возможного перекрытия мирового нефтяного транзита (World Oil Transit Chokepoints), Министерство энергетики США относит сравнительно небольшие, но наиболее важные и уязвимые отрезки международных транзитных путей транспортировки нефти и других энергоносителей, которые в ходе будущих региональных конфликтов или террористических операций могут быть быстро блокированы в нужный момент с минимальными затратами сил и средств.

Такое специфическое внимание ко всем указанным районам со стороны США обусловлено еще и тем, что из различных имеющихся вариантов выхода из назревающего долгосрочного топливного кризиса, таких как переоснащение промышленности менее энергоемким оборудованием или дальнейший перенос в условиях нарастающей глобализации мировой экономики энергоемких производств в страны, обладающие крупными запасами энергоносителей, наиболее реальным быстрым и дешевым является распространение прямого или косвенного контроля над трансграничными сырьевыми потоками.

При этом в процессе создания региональных систем американского влияния на смену дорогостоящим и опасным прямым вооруженным вторжениям все чаще приходят так называемые “гуманитарные интервенции” в дела “неустойчивых” государств с целью формирования выгодной для американского бизнеса внутриполитической обстановки, создающей благоприятные условия для доступа к сырьевым ресурсам. Экономическое использование в интересах США как можно большего числа разнообразных политических режимов активно подкрепляется с помощью расширения передового военного базирования. Глобальная борьба с терроризмом, развернутая после 2001 г., стала при этом использоваться как прикрывающий повод для размещения американских военных баз уже не только вдоль трасс мировых океанических перевозок, но и в странах Центральной Азии, прилегающих к Каспийскому бассейну. 

Схема 1. Евразийская зона энергетических интересов США.

Составлено по данным: A. Bilaal. Peak Oil Paradigm Shift: The Urgent Need for a Sustainable Energy Model. - St. James: Medianet Limited, 2005.

Для постоянного контроля и противодействия возможным враждебным блокирующим операциям в США предусматриваются соответствующее размещение и постоянная работа систем дистанционного мониторинга с использованием наземных и космических средств связи, близкая дислокация военно-морских соединений и наземных баз, закрепление локальных зон ответственности за конкретными частями и подразделениями своих морских и сухопутных сил быстрого реагирования. 

Подробные и постоянно обновляемые данные о таких районах и зонах всех категорий весьма важны для качественной оценки возможных реакций США в случае возникновения тех или иных критических ситуаций, связанных с международными террористическими актами, временной блокадой транспортных путей или с региональными военными конфликтами. В настоящее время Министерство энергетики США включает в перечень указанных выше “мировых областей энергетического наблюдения” 15 обширных зарубежных нефте- и газодобывающих районов, в которых расположены Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Алжир, Ангола, Ливия, Нигерия, Судан, Венесуэла, Боливия, Колумбия, Эквадор, Индонезия, а также государства Каспийского бассейна и Кавказа, включая Россию. Так, например, в основной внутренней еврозийской зоне энергетических интересов США, включающей наряду с Персидским заливом Каспийский бассейн и часть российского арктического шельфа, сосредоточено около 70% всех мировых разведанных запасов нефти и 65% запасов природного газа. (См. схему 1.).

Двумя определяющими критериями для выделения специалистами американского министерства таких районов были выбраны следующие: а) присутствие крупных освоенных и перспективных месторождений топливно-энергетического сырья, служащих текущими или потенциальными источниками американского импорта нефти; б) наличие опасных региональных политических, военных и экономических проблем, которые оказывают негативное воздействие на местную добывающую промышленность, транспортную инфраструктуру, а также на объем поставок топливных энергоносителей на американские рынки.

Общие разведанные запасы нефти всех этих районов оцениваются в 760,2 млрд. барр., природного газа – в 1681,6 трлн. куб. фут., средняя текущая добыча сырой нефти составляет 17,9 млн. барр. в сутки, экспорт – 13,7 млн. барр. в сутки. Далеко не случайно и то, что именно в международных районах особых энергетических интересов США расположена большая часть государств, входящих в список подлежащих постоянному оперативному разведывательному контролю 25 “нестабильных стран”, составляемый и обновляемый каждые 6 месяцев Национальным советом по разведке.

3. Новые возможности для российской энергетической политики

Россия, как крупная и независимая энергетическая держава, могла бы взять на себя пропорциональную долю ответственности за международную глобальную энергетическую безопасность и стабильность, однако при этом она должна действовать, прежде всего, в пределах доступных и рентабельных локальных ресурсов и с учетом своих собственных жизненно важных интересов. К ним, в первую очередь, относятся: создание всех необходимых условий для надежного топливного снабжения внутренних рынков по устойчивым ценам при одновременном проведении активной модернизации топливно-энергетического комплекса, обрабатывающей промышленности и коммунального хозяйства; адекватное обеспечение военной и экономической безопасности; диверсификация экспорта и стабильное развитие равноправных и взаимовыгодных внешнеэкономических связей, как с развитыми, так и с развивающимися странами.

В рамках своего председательства в “Большой восьмерке” Россия могла бы предложить ее участникам подробно обсудить и проанализировать наиболее актуальные современные энергетические проблемы, включающие перспективы диверсификации глобальных энергетических рынков, активизацию развития конкурентной среды в энергетике, оптимизацию транспорта и международного транзита энергоресурсов, расширения многосторонних инвестиций в энергетический сектор, а также комплексные проблемы снижения уровня негативного воздействия энергетики на климат и окружающую среду.

По итогам такого углубленного анализа страны “Большой восьмерки” по инициативе России могли бы взять курс на разработку общей многосторонней платформы для обсуждения и создания единой глобальной энергетической стратегии, направленной на обеспечение устойчивой энергетической безопасности во всем мире. На предстоящем летом 2006 г. саммите "Большой восьмерки" в Петербурге такая стратегия могла бы включать дополнительные рекомендации по устойчивому энергосберегающему развитию для развивающихся стран и стран с экономиками переходного типа.

В среднесрочном и долгосрочном тактическом плане при этом целесообразно в первую очередь сосредоточиться на многосторонних программах снижения удельных энергетических затрат в расчете на единицу национального продукта, ресурсной “прозрачности” и сопоставимости национальных статистических данных, обеспечения эко-логической безопасности, совершенствования технологий энергетических преобразований, государственного стимулирования перехода к возобновляемым энергетическим источникам, создания информационных систем для международного мониторинга уровней энергетической безопасности, на проектах социальных компенсаций негативных последствий энергетических реформ для населения, а также на борьбе с нелегальными трансграничными денежными потоками, коррупцией, организованной преступностью и международным терроризмом.

Особого внимания требуют развитие и углубление международного научного и практического сотрудничества при разработке единого подхода к решению комплекса конкретных задач обеспечения энергетической безопасности. Они включают: оценку состояния топливно-энергетического комплекса в различных странах и его роли в обеспечении общей национальной экономической безопасности; определение путей технологической, структурной и институциональной перестройки в энергетических отраслях; обоснование оптимального соотношения рыночного и государственного регулирования в энергетике; переход к рациональным параметрам диверсифицированного топливно-энергетического баланса; определение конкретных наборов, условий, факторов и угроз энергетической безопасности для каждой отдельной страны.

Важное практическое значение имеет выбор методики количественной и качественной оценки текущего состояния энергетической безопасности; планирование последовательных этапов построения, принципов организации и порядка функционирования систем национального и международного энергетического мониторинга; выбор способов, обеспечивающих достаточную надежность топливного и электроэнергетического снабжения; разработка технико-экономических обоснований формирования единых энергетических систем для отдельных стран и регионов; выявление наиболее острых региональных проблем энергетической безопасности; определение ключевых направлений международных транзитных коридоров для транспортировки энергоносителей. 

Указанные задачи ставят в повестку дня актуальные вопросы уточнения долгосрочной доктрины национальной энергетической безопасности и соответствующей ей современной энергетической стратегии Российской Федерации. Их практическое осуществление должно учитывать действующие приоритеты в экономической политике различных стран, а также способствовать дальнейшему развитию взаимовыгодного международного сотрудничества в энергетической сфере.

Эффективная координация международных усилий по предотвращению структурных энергетических кризисов настоятельно требует выработки научно обоснованных систем критериев и методик объективного измерения и сопоставления точных параметров уровней энергетической безопасности. К их числу относятся: индикаторные алгоритмы выявления возможных угроз и планирования моделей их преодоления; пороговые значения параметров энергетической безопасности и информационная база их верификации; методы определения критических значений энергетической безопасности для отдельных секторов и отраслей экономики; обоснованные наборы расчетных данных для оперативной оценки состояний энергетической безопасности и методы сравнительного анализа различных систем критических параметров; способы применения специальных вычислительных комплексов для оперативного наблюдения за динамикой показателей безопасности экономического развития в рамках программ энергетического мониторинга; методы использования количественных показателей и пороговых значений параметров энергетической безопасности для оценки и анализа государственных экономических программ при разработке прогнозов хозяйственного раз-вития, экспертизе новых законов, нормативных документов и проектов правительственных решений.

4. Энергетическая безопасность и устойчивость социально-экономических систем

Обеспечение энергетической безопасности - это одно из важнейших условий устойчивости системы экономических, социальных и экологических параметров, определяющих качество жизни населения и являющихся по своей сути показателями эффективности государственного управления. Как показано на схеме 2, имеющиеся экономические условия определяют средний жизненный уровень населения и одновременно задают пропорциональный диапазон неравенства доходов и средних уровней энергетического потребления для различных социальных групп. В свою очередь население формирует свои потребности в адекватном уровне доходов, что задает целевые направления общего экономического роста и промышленного развития той или иной страны.

Аналогичные двухсторонние взаимосвязи существуют между экологическими и экономическими условиями. Текущее состояние и уровень загрязнение окружающей среды задают пределы допустимого экономического роста, нарушение которых чревато возникновением опасных угроз для жизни и здоровья населения, преждевременным истощением природно-ресурсной базы, а также нарушением условий свободного доступа к запасам топливного сырья. Имеющийся экономический потенциал определяет возможности хозяйственной системы по охране и восстановлению природной среды для стабилизации нарушаемого экономическим развитием естественного равновесия ее внутренних компонентов. 

Итоговый комплекс экологических условий влияет на текущее качество жизненных условий для функционирования и воспроизводства рабочей силы, от которых непосредственно зависит социальная устойчивость общественных систем и институтов государственного управления. Исходя из экономически допустимых социальных потребностей в качестве окружающей среды, общественные и научные институты выдвигают те или иные требования к ее состоянию, а также задачи, выполнение которых возлагаются на политические партии, косвенно контролирующие через органы законодательной, исполнительной и судебной власти различные формы производственных структур.

Так как все процессы добычи, транспортировки, промежуточного и конечного потребления непрерывно возрастающих объемов топливно-энергетических ресурсов связаны с необходимостью крупных капиталовложений, больших трудовых затрат и с возможностью нанесения существенного ущерба природным экосистемам, то их бесконтрольный рост неизбежно выводит из состояния равновесия указанную на схеме совокупность экономических, социальных и экологических условий существования и функционирования общественных структур.

Схема 2. Взаимосвязи между различными аспектами энергетической безопасности и устойчивости социально-экономических систем

Составлено автором с учетом рекомендаций Программы ООН по экономическим показателям устойчивого развития.

Для предотвращения негативных процессов используются многоцелевые системы государственного регулирования топливно-энергетического комплекса. В их задачи входит непрерывное получение детальной информации о состоянии ресурсной базы, мониторинг ТЭК и оценка социально-экономических последствий его функционирования. Регулярно получая скорректированные социальные заказы на поддержание желательного уровня энергетического обеспечения при минимально допустимом воздействии на среду в пределах имеющихся в их распоряжении экономических условий и ресурсов, органы государственного регулирования планируют и осуществляют управляющее воздействие на энергетическое производство.

Исходя из особенностей данного взаимодействия, оптимальный уровень энергетической безопасности можно определить как такой совокупный запас внутренней устойчивости указанной сложной системы, при котором даже наиболее интенсивное из всех вероятных внешних и внутренних дестабилизирующих воздействий, не сможет вывести ее из состояния устойчивого равновесия. Тем не менее, в современных реальных условиях даже большинству развитых государств все эти задачи приходится решать на базе постоянно ограниченных по объему и качеству внутренних экономических ресурсов, а также с учетом мощных дополнительных угроз экзогенного характера: промышленных аварий, международного терроризма или труднопредсказуемых стихийных бедствий. Поэтому для быстрой мобилизации всех ограниченных ресурсов и их краткосрочной концентрации на наиболее опасных направлениях при постоянной динамичной перестройке внутренних защитных механизмов, обязательным дополнительным компонентом учета обратных связей является независимый аудит текущего уровня энергетической безопасности. 

Указанная последовательность необходимых действий, базирующаяся на известных положениях общей теории систем, ставит в повестку дня задачу правильного определения ограниченного набора унифицированных макроэкономических показателей устойчивого энергетического развития, которые можно было бы с минимальными затратами использовать во взаимосвязанных и сопоставимых национальных и международных системах мониторинга состояния энергетической безопасности. По мнению многих отечественных и зарубежных авторитетных специалистов, в такую группу показателей целесообразно включить не более 10-15 общепризнанных макроэкономических индикаторов. 

В группе показателей ресурсной базы, это, прежде всего, разведанные извлекаемые запасы всех видов ископаемого топлива, с расчетом ожидаемого периода их эксплуатации по уровням текущего и прогнозного потребления, а также доля доступного для рентабельного и технически возможного использования потенциала возобновляемых источников энергии. Экологические параметры могли бы включать оценку объема выбросов в окружающую среду загрязняющих веществ энергетического происхождения, с выделением парниковых газов, и накопленное количество радиоактивных отходов, требующих переработки или длительного хранения.

Для оценки динамики энергетического потребления широко используются: валовая энергоемкость обрабатывающей промышленности, транспорта, сельского хозяйства, торговли и жилищного сектора; удельная энергоемкость отдельных наиболее энергозатратных видов товарной продукции; соотношение компонентов национальных энергетических балансов с учетом поставок первичных энергоресурсов, производства электроэнергии и полного энергопотребления по видам конечного использования; эффективность использования основных видов топлива в производстве электроэнергии; удельный расход энергии в расчете на единицу ВВП и полное энергопотребление в расчете на душу населения; показатели динамики зависимости от объема чистого энергетического импорта.

К числу важнейших стоимостных индикаторов состояния энергетической безопасности относятся: удельная стоимость конечного использования всех видов энергии с учетом налогов и субсидий; добавленная стоимость в обрабатывающей промышленности по отдельным наиболее энергоемким отраслям; совокупные расходы на энергетику, включая необходимые инфраструктурные инвестиции, затраты на разведку и освоение месторождений топливного сырья, охрану окружающей среды, профильные НИОКР, демонстрационно-внедренческую деятельность, чистые затраты на энергетический импорт; доля имеющегося чистого дохода, приходящегося на оплату совокупного личного энергопотребления в расчете на душу населения.

Экспертные рекомендации вырабатываемые на основе такого взвешенного и комплексного подхода с использованием объективных расчетных данных, могли бы в полной мере учитывать как ключевые национальные интересы России, так и растущие энергетические потребности других государств.


Андрей В. Корнеев, заведующий Сектором энергетических исследований и экономических баз данных,
Института США и Канады РАН, Хлебный пер., дом 2/3, G-69 123995 Москва, Российская Федерация; тел. (+7-495) 202-5780.
E-mail: akorneev@online.ru;  Интернет: http://webcenter.ru/~akorneev/

Статья выражает личную точку зрения автора и не отражает официальных позиций каких-либо институтов или организаций.

Обновлено 14 июня 2006 г.